alexpashkov


Александр Пашков

Не нужно бояться будущего. Оно чувствует это и не прощает.


Previous Entry Share Next Entry
Der Spiegel: «Риски для НАТО весьма высоки»
alexpashkov
Оригинал взят у amdn_news в Der Spiegel: «Риски для НАТО весьма высоки»

Внутренний документ НАТО свидетельствует о наличии серьезных недостатков в военном аппарате НАТО. В секретном докладе содержится предупреждение о том, что Североатлантический Альянс на самом деле не в состоянии успешно противостоять наступлению со стороны России. Высокопоставленные военные требуют возвращения к командным структурам времен холодной войны



2-ой кавалерийский полк США является одним из старейших подразделений армии Соединенных Штатов. Еще в 1846 году его солдаты сражались против мексиканцев. Два десятилетия спустя, во время войны с индейцами, часть этого полка попала в засаду, после чего всех взятых в плен солдат скальпировали. В 1905 году «кавалеристы» подавили восстание на Филиппинах. Это подразделение принимало участие во Второй мировой войне, а в последнее время 2-й кавалерийский полк несколько раз направлялся в Ирак и Афганистан.

18 июня 2017 года 1-ый эскадрон этого прославленного полка встретился с противником, справиться с которым он был не в состоянии. На румыно-болгарской границе конвой американской кавалерии застрял на пограничном переходе. «Полтора часа мы сидели в своих танках на солнце и ждали, когда появятся какие-нибудь типы и вручную поставят печати на наши документы» — эти слова командира подразделения полковника Патрика Эллиса (Patrick Ellis) приводит американская онлайновая служба Defense One.

То, что в мирное время кажется фарсом, в случае обострения ситуации может поставить под вопрос оборонительные способности НАТО. После аннексии Россией Крыма в 2014 году западный Альянс готовится к тому, чтобы в случае необходимости защитить свою собственную территорию от агрессора. Однако пограничная бюрократия 29 стран-членов НАТО, судя по всему, препятствует продвижению военных конвоев более эффективно, чем любые русские противотанковые заграждения. Но проблема — не только в бюрократии.

С конца июня в расположенной в Брюсселе штаб-квартире НАТО циркулирует собственный секретный доклад (NATO Secret), в котором беспощадным образом обозначены слабости западного Альянса. Сам доклад носит безобидное название «Предварительный отчет об усилении группировки альянса для сдерживания и защиты» (Fortschrittsbericht über das verstärkte Abschreckungs- und Verteidigungsdispositiv der Allianz), однако его авторы приходят к внушающему тревогу выводу: «После окончания холодной войны атрофировалась способность НАТО в логистическом плане поддержать и быстро обеспечить усиление поддержки на значительно растянутой территории зоны ответственности Верховного главнокомандующего войсками НАТО в Европе».

В медицине атрофией называют ослабление тканей, которое наступает, например, в том случае, когда рука долгое время находилась в гипсе. При этом восстановительный период занимает много времени. Спустя 27 лет после окончания холодной войны логистическая инфраструктура НАТО, судя по всему, оказалась в похожем состоянии — она лишь условно способна к отражению наступления противника.

В дефиците почти все — платформы для перевозки танков, железнодорожные вагоны для тяжелой техники, современные мосты, способные без проблем выдержать проход по ним колоссальных 64-тонных танков «Леопард-2». Какой толк в очень дорогих системах вооружений, если они не могут быть доставлены туда, где они нужны? «В целом, остаются высокими риски, связанным с быстрым усилением», — подчеркивается в этом докладе.

Нельзя положиться даже на группировки быстрого реагирования. То, каким образом сегодня сформирована зона ответственности верховного главнокомандующего войсками НАТО в Европе (SACEUR), «не обеспечивает достаточных гарантий того, что даже группировки быстрого развертывания НАТО в состоянии реагировать незамедлительно и, если необходимо, действовать в течение продолжительного времени».

Этот секретный доклад из Брюсселя рисует картину Альянса, который не в состоянии отразить нападение со стороны России. Поскольку его войска не могут быть своевременно доставлены на передовые позиции. Поскольку в его штабах слишком мало офицеров. Поскольку снабжение через Атлантику не функционирует.

При этом западный Альянс (предположительно) превосходит автократический режим Путина в военном отношении, и (очевидно) превосходит его в экономическом плане. Однако в тысячелетней военной истории, в конечном итоге, такие не привлекающие к себе внимания факторы как снабжение, тыловое обеспечение и логистика являются определяющими при решении вопроса о том, кто будет победителем, а кто — проигравшим. Хотя мало кто исходит из того, что Россия на самом деле может напасть на какую-нибудь страну НАТО, функционирующее военное сдерживание — в этом убеждены многие в Североатлантическом Альянсе — удержит Путина от оказания политического давления на пограничные государства. На такие страны как Эстония, Литва и Латвия.

Поэтому спустя три года после аннексии Крыма военная архитектура Альянса нуждается в глубокой перестройке. Время получения мирных дивидендов прошло, и командные структуры периода холодной войны возвращаются. НАТО вновь должна быть готова к крупному военному противостоянию, готова для того, что на военном жаргоне называется крупная военная операция плюс (MJO+). Подобного рода «крупная военная операция плюс» должна проводиться в случае применения Статьи 5 Североатлантического договора.

Североатлантический Альянс должен быть в состоянии «в течение короткого периода времени осуществить усиление находящихся под угрозой союзников, укрепить сдерживание в мирное и кризисное время, а также поддержать союзников в том случае, если на них будет совершено нападение»«, — подчеркивается в этом докладе.

Кроме того, страны Альянса должны обладать способностью быстро мобилизовать свои войска и держать их в состоянии готовности, независимо от «характера, особенностей, места проведения и продолжительности операции». Для этого нужно иметь «надежную военную логистику и соответствующие возможности» вместе с коммуникационными линиями, протянутыми от Северной Америки до восточных и южных границ территории НАТО, включая «внутриевропейские маршруты».

Министры обороны 29 стран-членов НАТО еще в феврале сообщили о формулировании заказа на проведения реформы командных структур. В будущем этот Альянс должен быть в состоянии проводить одновременно несколько операций и делать это вплоть до максимального «уровня амбиций», как было подчеркнуто в тот момент. Военные используют этот термин для того, чтобы определить свои институциональные амбиции.

Существующая в настоящее время командная структура НАТО «при удачном стечении обстоятельств способна лишь частично выполнить свою задачу, и она перестанет выполнять свои функции — хотя ее тестирование пока не проводилось, — если столкнется с полным уровнем амбиций НАТО», отмечается в этом докладе. Этот «уровень амбиций» определяется как крупная военная операция плюс (MJO+). Другими словами, НАТО готовит себя к возможной войне с Россией.

Тот факт, что командные структуры Альянса не отвечают современным требованиям, военным НАТО уже давно известно. В пятницу, две недели назад, они представили Военному комитету Альянса предложения по усилению штабов. Теперь все страны-члены НАТО имеют возможность высказаться по этому поводу, а в ноябре министры обороны должны будут одобрить сделанные предложения.

«Мы понимаем, что мы должны привести в соответствие и модернизировать командные структуры Альянса, — говорит министр обороны Норвегии Ине Эриксен Серейде (Ine Eriksen Søreide). — Норвегия будет выступать за то, чтобы командные структуры НАТО оставались значимыми и надежными». А вот что говорит ее датский коллега Клаус Фредериксен (Claus Hjort Frederiksen): «Россия нарушила международное право», и поэтому Альянс должен проверить свои структуры. «НАТО лишь потому является самым мощным оборонительным союзом в мире, что она постоянно в течение 70 лет своего существования отвечает на новые вызовы», — отмечает Фредериксен.

Глава военного ведомства Литвы Раймундас Кароблис (Raimundas Karoblis) требует улучшения организационной структуры в Европе «в целях сдерживания потенциального противника и усиления НАТО» в Восточной Европе. Эта новая структура должна усилить Альянс в «таком уязвимом регионе как Прибалтика».

Для доказательства атрофии, поразившей структуры НАТО, достаточно привести лишь некоторые цифры. До падения Берлинской стены в командных структурах НАТО служили 23 тысячи военнослужащих, но в то время в Европе были также размещены сотни тысяч американских солдат. Штабы Альянсы могли в случае обострения ситуации в течение короткого времени мобилизовать соответствующий контингент и оборудование для отправки на восток.

Кроме того, снабжение из Соединенных Штатов через Атлантику было прекрасно организовано. С 1952 года по 2003 год в НАТО существовало специальное командование, занимавшееся вопросами доставки военных материалов и оборудования в Европу. В Норфолке, в американском штате Виргиния, американский адмирал как верховный главнокомандующий союзных войск каждый день занимался планированием действий в случае возникновения чрезвычайной ситуации, то есть он готовился к крупной конфронтации с Советским Союзом и с Варшавским пактом.

Затем Берлинская стена пала, и в течение короткого периода в отношениях с Советским Союзом установилась весна. Тогда казалось, что настало время окончательно разоружиться и воспользоваться дивидендами мирного времени. К 2011-му году командный состав был сокращен на 10 тысяч человек (до 13 тысяч человек). А сегодня в командных структурах НАТО задействовано 6800 военнослужащих, которые выполняют свою работу в двух командных штабах — в голландском городе Брюнссюме и в бельгийском Монсе.

Сокращенного командного состава в течение долгого времени было вполне достаточно, поскольку армии Альянса не рассматривала возможность ведения крупной наземной войны. Эти структуры были в значительной мере перестроены, так как в то время все было ориентировано на «управление международными кризисами», то есть на участие в небольших операциях за пределами территории Альянса. Защита территории и Альянса в целом казалась уже устаревшей задачей и воспринималась как реликт времен большой блоковой конфронтации.

Российская «аннексия» Крыма в 2014 году стала для Альянса полной неожиданностью. Война в Европе вдруг вновь оказалась реальной, и нельзя было уже больше исключать такого варианта, при котором Россия возьмет под прицел Прибалтику. Естественно, самая большая озабоченность возникла в восточноевропейских странах, являющихся членами НАТО. Прежде всего, прибалты и поляки потребовали, чтобы Альянс четко обозначил свою позицию. Они настаивали на гарантиях того, что в случае обострения ситуации НАТО поспешила на помощь партнерам.

Их голоса были услышаны. На саммите в Уэльсе в 2014 году было принято решение о направлении боевых подразделений в приграничные государства — в Польшу, Литву, Латвию и Эстонию. «Боевые группы» (battlegroups) в составе тысячи солдат под командованием таких крупных партнеров по НАТО как Соединенные Штаты, Германия, Великобритания и Канада, должны теперь взять на себя функцию «передовой линии обороны». «Усиленное передовое присутствие» (Enhanced Forward Presence) слишком незначительно по своему размеру и не имеет большого военного значения, однако это послание в адрес России, свидетельствующее о том, что НАТО полна решимости защищать свою территорию — в том числе в бывших советских прибалтийских республиках.

Однако направление войск на восток выявило также слабости Альянса. НАТО приняла решение о возобновлении политики сдерживания, однако процесс реализации проходил хаотично. «Мы должны признать, что мы сильно заржавели, — признает один генерал НАТО, — и просто разучились перемещать наши войска».

Ту ситуацию, с которой полковник Эллис летом нынешнего года столкнулся на румыно-болгарской границе, можно распространить и на вес Альянс. Все страны, а также часто региональные и местные власти, должны давать свое разрешение на прохождение военного транспорта. Единых формуляров не существует, и недостаточно просто указать количество транспортных средств, поскольку власти настаивают на регистрации серийного номера каждого автомобиля и каждого танка. Добро пожаловать в большую бумажную войну внутри НАТО.

Если НАТО хочет перебросить свои войска из Штутгарта через Польшу в Латвию для выполнения функции сдерживания на внешней границе НАТО с Россией, то проход этого транспорта нужно в течение нескольких недель подготавливать бюрократическим образом. «Даже если начнется война, это не означает, что существующие предписания потеряют свою силу», — отмечает генерал Стивен Шапиро (Steven Shapiro), отвечающий за логистику американской армии в Европе. А такие специалисты как он знают, что не только бюрократия осложняет защиту территории НАТО.

Снабжение должно быть организовано иначе. И тогда появилась идея о создании двух новых подразделений общей численностью 2000 человек. Новое военно-морское подразделение должно быть создано в Соединенных Штатах по типу существовавшего во время холодной войны
Высшего союзного командования (Supreme Allied Command), занимавшегося обеспечением надежной доставки персонала и соответствующих материалов в Европу.

По мнению военных НАТО, морской путь в случае возникновения кризисной ситуации может оказаться ахиллесовой пятой для снабжения. На секретных заседаниях по поводу реформы командования аналитики предупреждали о том, что российские подводные лодки, в основном, бесконтрольно перемещаются в Атлантике. Защитить от нападений конвои с солдатами, по их мнению, в нынешней ситуации невозможно.

Но и распределение снабжения в Европе представляется проблематичным. Такого рода функцию должно взять на себя еще одно командование, в задачу которого будет входить планирование и обеспечение безопасности логистических операций между Центральной Европой и восточными странами-членами НАТО. Речь идет об обеспечении свободы передвижений, а также о более надежной обороне территорий, расположенных к западу от внешних границ альянса. В техническом отношении это означает возврат к концепции мобилизации времен холодной войны.

Польше демонстрирует большую заинтересованность в том, чтобы взять на себя управление Командованием по тыловым операциям (Rear Area Operation Command). Варшава настаивает на том, чтобы в Польше было размещено как можно больше подразделений НАТО на постоянной основе. Польша видит в этом действенное средство для сдерживания России.

Однако американцы и другие союзники рассматривают другое место. Германия уже в силу своего географического положения может быть идеальным кандидатом. В конечном счете, такое командование представляет собой своего рода узловой пункт для войск, который будет создан в, например, в городе Бременхафене или в каком-либо другом месте Центральной Европы. В начале октября высокопоставленные американские военные неформально спросили своих немецких товарищей о том, не хочет ли бундесвер взять на себя выполнение подобной задачи.

Кроме того, в программе первого после выборов в Бундестаг телефонного разговора, состоявшегося вечером в прошлый четверг между министром обороны Урсулой фон дер Ляйен и ее американским коллегой Джеймсом Мэттисом, значился вопрос о новой структуре командования.

Для Берлина руководство новым логистическим командованием является привлекательным. Тем самым внутри Альянса Германия, которую постоянно призывают к более активному участию в работе НАТО, возьмет на себя выполнение важной задачи.

Что касается внутренней политики, то даже в случае создания «коалиции Ямайки» с партией Зеленых это не будет большой проблемой, поскольку Германия в таком случае сформирует не боевое подразделение, а штабных солдат. Это именно та задача, которую немецкие политики, занимающиеся вопросами обороны, предпочитают выполнять.

Британец Ричард Ширрефф (Richard Shirreff) внимательно наблюдает за НАТО и ждет того момента, когда Североатлантический Альянс, наконец, начнет активно действовать. Этот четырехзвездный генерал до 2014 года был заместителем верховного главнокомандующего войсками НАТО в Европе, то есть он являлся самым высокопоставленным европейским военнослужащим НАТО. После своей отставки он обратил на себя внимание публикацией триллера о вымышленной войне с Россией.

Эта книга интересна не своими литературным качеством, а тем посланием, которое она направляет: После окончания холодной войны Североатлантический Альянс обращал свое внимание на такие удаленные кризисные зоны как Афганистан, однако теперь он должен серьезно отнестись к российской угрозе. Иначе, как подчеркивает Ширрефф, НАТО в случае агрессии, например, в Прибалтике не будет иметь никаких шансов. «Давно пора Европе воспринять аннексию Крыма как сигнал к пробуждению», — отмечает Ширрефф.

Маттиас Гебауэр (Matthias Gebauer), Константин Хаммерштайн (Konstantin Hammerstein), Петер фон Мюллер (Peter von Müller), Кристоф Шульт (Christoph Schult),

ИноСМИ

Ещё больше интересных материалов на AMDN.NEWS


«БеркутSHOP» — магазин патриотической одежды и аксессуаров



promo centercigr ноябрь 10, 10:40 3
Buy for 30 tokens
Девочка стала жертвой обстрела Еленовки подразделениями ВСУ, которые проводились с завидной регулярностью, и нуждалась в срочной операции. Ранение было серьезным, осколок повредил позвоночник, в результате чего у Вики отнялись ноги. Вика приняла на себя основной удар, в определённый момент…

?

Log in

No account? Create an account