alexpashkov (alexpashkov) wrote,
alexpashkov
alexpashkov

Categories:

Сергей Черняховский: Сегодняшние чешские неонацисты заслужили Возмездие


Снесший памятник Маршалу Коневу пражский неонацист Ондржей Коларж пожаловался в ЕС на поступающие в его адрес угрозы. А перед этим получил полицейскую охрану в Чехии. На которую, наверное, не надеется. И не считает Чехию суверенным государством, способным защитить его ни от внешнего возмездия, ни от возмездия самих чешский антифашистов.

Другой чешский неонацист, Павел Навотный, тоже получил полицейскую охрану – и повесил в своем районе памятную доску власовским карателям и пособникам германского нацизма, сопроводив ее хвалебной цитатой Солженицына.

Мэр Праги, одобривший их действия, а до этого отказавшийся вернуть памятную доску освободителю Праги на здание городской Ратуши, тоже получил защиту полиции.

Вот само по себе это означает, что покровительство неонацизма стало частью государственной политики современной Чехии. И дело не в частном политическом хулиганстве частных лиц, занимающих государственные должности: если в связи с ими совершенным их безопасность охраняет государство, значит, государство их действия и их политическую ориентацию одобряет.

А на безопасность среди своих сограждан они могут рассчитывать не в большей мере, чем Рейнхард Гейдрих мог положиться на охрану полиции Протектората Богемии и Моравии.

Все остальное, чтобы ни говорили по этому поводу более высокопоставленные государственные деятели Чехии – слова.

Либо действия этих лиц должны быть осуждены, а сами они наказаны как неонацисты чешским государством, либо чешское государство берет под защиту политику неонацизма и тем самым выражает сожаление по поводу освобождения Праги от нацистов в 1945 году.

Все отговорки, что памятник Коневу демонтирован не в связи с его борьбой против фашистской Германией, а в связи с его участием в событиях 1956 года, борьбой против (кстати, тоже фашистского), мятежа в Венгрии – все это просто наглый политический стеб. Примерно такой же, как если бы они объявили, что памятник маршалу Коневу не достоин стоять в Праге ввиду неоднозначной роли Конева в отставке маршала Жукова в 1957 году, когда Хрущев снял последнего с должности министра обороны СССР.

Все это не просто стеб – это наглое издевательство и над СССР, и над современной Россией, и над памятью миллионов, погибших в той войне и десятков тысяч погибших при освобождении Праги от нацистов уже после официального окончания войны. И в этом нет ничего нового: нацисты всегда наглели, когда не получали ответного возмездия.

Премьер-министр Чехии Андрей Бабиш после всего развившегося скандала назвал Чехию «суверенным государством», которое «не допустит, чтобы некие большие мировые державы пытались каким-то способом оказать влияние на наши политические дела». То есть почти прямым текстом заявил, что решать, сносить ли памятники антифашистам и ставить ли их пособникам нацизма в Чехии, будет его власть, которая не будет интересоваться мнением тех или иных соседей, какие бы исторические услуги они Чехии ни оказали.

То есть, что мнение России, впрочем, как и чешского общества и чешских антифашистов, его не интересует. Как не интересовало оно чешских фашистов времен Протектората – таких, как Эммануэль Моравец, доктор Тойнер, доктор Викторин, Чешская антибольшевистская лига и других чешских фашистов и коллаборационистов, даже в марте 1945 пытавшихся организовать военные чешские подразделения в составе СС для поддержки терпящего поражение вермахта и Гитлера. Равно как и участников такого формирования, как Чешская добровольческая рота СС «Святой Вацлав».

Чехия же тогда не была насильно оккупированной Германией страной: она была автономной нацисткой территорией рейха «Протекторат Богемии и Моравии», правительство которого возглавляли этнические чехи и президентом которого стал последний президент довоенной Чехии Эмиль Гаха, в мае 1945 года арестованный за сотрудничество с нацистами и в конце июня 1945 закончивший свою жизнь в тюремной камере.

У современных чешских неонацистов есть свои предтечи, которым они подражают.

Правда, при этом сегодняшний премьер Чехии заявил, что за сложности в отношениях с Россией отвечает министр иностранных дел, и поручил ему отрегулировать конфликт. После чего чешский МИД передал в посольство России ноту с предложением провести консультации и переговоры для улаживания этого конфликта.

Имея в виду уже и придуманный скандал с мифическим сотрудником МИДа России, привезшим в Чехию порцию «яда рицина» для взятых под охрану чешской полицией нацистов, принявшей, очевидно, эстафету у роты СС «Святой Вацлав».

Что тут можно регулировать и в ходе каких консультаций – отдельный вопрос. С точки зрения здравого смысла и статуса России как преемницы и продолжателя Победы над нацизмом – все очень просто: памятник Коневу должен быть восстановлен на прежнем месте, памятная доска в его честь – возвращена на Ратушу Праги, памятная доска власовцам с солженицынской эпитафией демонтирована и уничтожена. Неонацисты Ондржей Коларж, Павел Навотный, Зденек Гржиб – выданы России для суда как пособники гитлеризма. А площадь, почему-то названная сегодня именем Бориса Немцова, переименована в площадь имени Ивана Конева.

Все очень просто и понятно.

И это не то чтобы единственная тема для переговоров – это необходимое условие любых переговоров. И возможность для Чехии продемонстрировать, что она действительно является суверенным государством, как и говорит ее премьер.

Только очень странно считать Чехию суверенным государством (с таким же успехом можно было считать суверенным государством «Протекторат Богемии и Моравии»), хотя бы потому, что младший член НАТО и ЕС по определению государственной суверенностью не обладает, и, как показала практика ее членства в этих организациях, давно никаких серьезных суверенных решений не принимала. В силу чего и урегулировать конфликт на описанных цивилизованных условиях она не сможет: старшие не разрешат.

Просто исходя из этого, и Россия должна выстраивать свои отношения с современной Чехией – как с несуверенным государством, оказывающим покровительство неонацизму. И еще как преемнику нацистского «Протектората Богемии и Моравии».

Здесь отдельно есть вопрос о судьбе памятников — и отдельно вопрос о судьбе перечисленных неонацистов.

Хотя будущая судьба памятников в большой степени зависит и от того, какая судьба ожидает неонацистов. Потому что от того, чем кончится история с неонацистами Коларжем, Навотным и Гржибом, будет зависеть поведение тех местных и государственных чиновников, которые в последующем будут решать судьбу названных памятников или других антифашистских памятников.

И тут тоже все ясно: Коларж, Навотный и Гржиб – неонацисты и пособники гитлеризма. Все решения, которые по ним можно принять, предопределены решениями Нюрнбергского трибунала. Россия как победитель нацизма и постоянный член Совбеза ООН имеет все моральные основания для последовательного воплощения в жизнь названных решений и осуществления возмездия по отношению к данным неонацистам, равно как и другим им подобным.

Если Чехия отказывается передавать их России для публичного и показательного суда – и у России, и у чешских антифашистов, как и антифашистов других стран, есть все моральные и правовые основания для приведения этих решений в исполнение явочным порядком.

Ровно так же, как некогда реализовывал акты возмездия по отношению к гитлеровским преступникам Израиль и его спецслужбы: методично, год за годом, карая одну нацистскую скотину за другой – хоть в Латинской Америке, хоть в Австралии, хоть в Африке.

Кто-то скажет, что названные пражские неонацисты, в отличие от нацистов гитлеровских времен, еще никого не убили – это не важно: они надругались над памятью тех, кто победил нацизм. А покушение на память – большее и более циничное преступление, чем то или иное физическое убийство.

И нужно приучить всех подобных им к тому, что за покушение на честь и память они будут платить своей жизнью. Это не убийство – это возмездие по отношению к преступникам. И не нужно сказок и фейков про рицин или «новичок»: эти банальности не могут служить Орудием Возмездия — слишком много туманного и спорного, неявного и дискуссионного. Неочевидного.

Возмездие должно быть очевидным.

Неонацисты должны получать Возмездие ровно так же явно и публично, как его получали нацистские преступники во время войны: ярко, впечатляюще и демонстративно. Как получил его в Чехии Рейнхард Гейдрих. Как получали его от руки Сопротивления нацисты во Франции и Бельгии. Как получали его нацистские гаулейтеры в Белоруссии и на Украине.

Это не тот случай, когда Возмездие должно остаться тайным – оно должно становиться явным и демонстративным. Очевидным. Чтобы каждый, кто скажет хоть слово в защиту неонацистов, знал: он следующий.

Предшественники сегодняшних неонацистов убили 27 миллионов советских граждан. Во многом, кстати, с помощью чешского оружия и чешских танков. Сегодняшние чешские неонацисты совершают надругательство над их памятью и памятью тех, кто эти преступления остановил.

И они заслужили Возмездие – как заслужили его те их предшественники, которых год за годом вылавливал в разных странах мира и уничтожал Израиль. Когда отчет об Актах Возмездии для каждого из них ложился на стол премьер-министру страны, как и отчет о ходе поиска следующего приговоренного.

Сергей Черняховский


Источник: https://karaulovlife.ru/news/sergej-chernyahovskij-segodnyashnie-cheshskie-neonacisty/10878

Tags: Памятник
Subscribe

promo alexpashkov april 3, 2020 10:00 13
Buy for 10 tokens
В наиболее пострадавшей от эпидемии Ломбардии, где сейчас работают медики-добровольцы, российские специалисты выявили несколько необычных случаев смерти от COVID-19. Только за одни сутки в пансионате города Громо несколько пациентов с бессимптомным течением заболевания просто умерли во сне. За…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments